Суриков Василий Иванович, история картины «Меншиков в Берёзове»

«Меншиков в Берёзове», безусловно, одна из самых лучших картин русского изобразительного искусства по глубине раскрытия исторической темы, психологической выразительности, силе драматизма, совершенству композиционного, живописного решения. В отличие от других произведения Сурикова, изображающих массовые сцены, на картине «Меншиков в Берёзове» только четыре фигуры.

Полутемная бревенчатая изба, за небольшим столом сидит ссыльный светлейший князь Александр Данилович Меншиков, около него трое детей.

Взгляд зрителя приковывает образ Меншикова. Его могучая фигура в грубом тёмно-сером тулупе, большая голова с резко очерченным профилем четко выделяются на фоне тёмной бревенчатой стены. Он сидит неподвижно, весь во власти дум и чувств. Сосредоточенное лицо с крупным орлиным носом, резко выступающим тяжелым подбородком, крепко сжатыми губами говорит об огромной воле, о неукротимой силе этого человека. Пряди жестких седеющих волос упали на высокий лоб, прорезанный морщинами. Острый взгляд тёмно-карих глаз под нахмуренными бровями отражает то, что происходит в душе светлейшего князя. Это ненависть и гнев к тем, кто обрек его на жалкое и постыдное существование. Меншиков не смирился, в нём растёт ожесточение, но он чувствует свое бессилие. Как убедительно говорит об этом рука, тяжело лежащая на коленях! Кажется, она сжимается и разжимается в злобе и ярости. Но нет уже в герое прежней силы, и фигура его вселяет предчувствие его гибели, на которую обречён этот гордый, волевой человек, привыкший к кипучей деятельности, к власти, к богатству, к славе.

Рядом с ним две дочери и сын-подросток, разделившие судьбу отца. Прижавшись к его коленям, сидит на низкой скамеечке старшая дочь, шестнадцатилетняя Мария. Девочка кутается в чёрную бархатную курточку, отороченную тёмным соболем. Бледное прекрасное лицо ее полно неизбывной, затаённой печали. Это полное обаяние и драматизма лицо Суриков писал со своей жены во время ее длительной тяжёлой болезни.

В глубине, в центре — сын Александр. Лицо этого тринадцатилетнего подростка недетски серьёзно и печально. Слегка склоненная голова его опирается на правую руку. Другой он механически снимает с подсвечника воск. В этой позе и жесте чувствуются уныние и беспомощность, ещё больше подчеркивающие скрытую силу в фигуре самого Меншикова.

Младшая дочь, Александра, читает книгу и, видимо, поглощена ее содержанием. На округлом, почти детском лице играет румянец. Чувствуется, что девушка как бы забыла на время об окружающей ее убогой обстановке. Одета Александра наряднее всех: голубая парчовая юбка с бледно-розовыми цветами и тёмно-коричневая телогрейка, опушенная белым мехом. Золотистые волосы причудливо причесаны. Есть что-то трогательно-наивное в этом стремлении девушки сохранить воспоминание о былом блеске и нарядах.

С художественной убедительностью изобразил Суриков и окружающую обстановку. Убого, мрачно, холодно в избе с земляным полом, на котором постелена медвежья шкура. Маленькое слюдяное оконце, покрытое слоем льда и закутанное тряпкой, едва пропускает тусклый свет зимнего дня. Комната погружена в полумрак. Чувствуется сибирская стужа, проникающая в это бедное жилище. Оранжево-красноватые отсветы слабого огонька лампады слегка золотят оклады икон. От этого ещё темнее, мрачнее в избе и усиливается впечатление оторванности ссыльных от всего мира.

Как зародилось это художественное произведение?

Сам художник так рассказывает об истории создания своей картины: «В восемьдесят первом поехал я жить в деревню — в Перерву. В избушке нищенской. И жена с детьми... тесно... И выйти нельзя — дожди... Здесь вот мне и думалось: кто же это так вот в низкой избе сидел? И поехал я это раз в Москву за холстами. Иду по Красной площади. И вдруг... Меншиков! Сразу всю картину увидел. Весь узел композиции».

Так возник замысел картины. Может показаться, что этот замысел появился неожиданно и случайно. На самом деле возникший у Сурикова образ был подготовлен всем ходом его художественных изысканий. И, конечно, не эта случайность — дождливый день в деревне — обусловила создание монументального произведения. Это было лишь толчком. Работая в течении нескольких лет над картиной «Утро стрелецкой казни», изучая образ Петра I и его окружение, Суриков постоянно наталкивался на Меншикова, человека большого ума, таланта и вместе с тем корыстолюбивого и тщеславного.

«Сразу всю картину увидел. Весь узел композиции...» — говорил Суриков. Эскизы к картине показывают, что это действительно так, художник «сразу всю картину увидел». Уже в первом карандашном наброске дано то композиционное решение, которое мы видим на картине. То же размещение фигур, те же пропорции, позы, даже и рука так же тяжело лежит на колене.

Но композиционный замысел нужно было наполнить живым содержанием, и художник ищет натуру. Он пишет этюд: две женщины в деревенской избе. Сквозь замерзшее окно проникает неяркий свет зимнего дня. Полумрак, атмосфера заброшенности и уныния. Все это перенесено в эскиз картины, выполненный в цвете. То же сумеречное освещение, темный коричневый колорит, низкий потолок, теплящиеся лампады! Композиция эскиза повторяет карандашный набросок.

Как будто найдена завязка картины, но нет еще портретных характеристик, нет образов действующих лиц. И художник мучительно ищет прототипы своих персонажей, особенно, конечно, Меншикова.

О своих поисках Суриков пишет скупо: «Потом ездил в имение Меншикова в Клинском уезде. Нашел бюст его. Мне маску сняли. Я с неё писал. А потом нашёл учителя-старика — Невенгловского; он мне позировал». В имении Меншикова, в селе Александровском, он делает многочисленные зарисовки с портретов детей Меншикова, а так же его скульптурного портрета в поисках нужной образной выразительности. Но художнику этого недостаточно для создания образа: он продолжает поиски. «... Нашел учителя-старика...» — как будто все было легко и просто. А в действительности? Встретив на бульваре старика, похожего на Меншикова, художник пошел за ним и долго уговаривал разрешить писать с него портрет. «В первый раз и не пустил меня совсем. А во второй раз пустил. Позволил рисовать. На антресолях у него писал. В халате, перстень у него на руке, небритый — совсем Меншиков. «Кого вы с меня писать будете?» — спрашивает. Думаю, еще обидится, говорю: «Суворова с вас рисовать буду», — вспоминает Суриков. Но и выполненный этюд не удовлетворил художника. Этюд был творчески переработан в картине, и вместо одичавшего, одинокого старика мы видим трагический образ Меншикова, человека больших страстей, недюжинного ума, неукротимой воли. Пластическая выразительность лица, раскрывающая этот характер, — результат громадной, титанической работы художника-творца.

Анализ картины

Фигура Меншикова резко выделена и является композиционным центром картины. Его позе придана резкая угловатость, которая составляет сильный контраст с плавными, непринужденными позами других персонажей. Размер этой фигуры немного даже увеличен по отношению ко всему находящемуся в избе (если представить Меншикова стоящим, то он не уместится в избе). Монументальность фигуры Меншикова ещё подчёркивается тёмным пятном бархатной шубки Марии.

Круговое размещение детей, как бы прилепившихся к отцу, подчёркивает тесноту, изолированность этого мирка, уместившегося на одной выстланной на полу шкуре. Громадная фигура Меншикова прорезает этот круг и вместе с тем композиционно объединяет его.

Меншиков помещен в левой части полотна. Казалось бы, это изображение должно перевесить всё и нарушить равновесие. Но чутьё художника, композиционное чутьё подсказало Сурикову правильное решение, и он поместил в правой части картины столик, покрытый узорчатой скатертью, похожей по цвету на тулуп Меншикова, а так же иконостас — яркое пятно на тёмной стене. Интересно, что и в первом карандашном наброске уже есть столик в углу.

Вообще, в картине все удивительно гармонично. Резко выделяется тёмное (чрезвычайно богатое оттенками) пятно шубки Марии. Чтобы оно не «вырвалось». Не мешало «увидеть» Меншикова, это пятно уравновешенно тёмным пятном пола в правом нижнем углу.

Когда подходишь к картине, поражают богатство и напряжённость колорита. Общая суровая, серовато-коричневая гамма обогащена золотистыми отсветами на лицах, на платье и волосах Александры, на узорах скатерти. Желтовато-молочная шкура на полу как бы освещает сидящих снизу и создает впечатление уюта в этом убогом жилище. Золото иконостаса перекликается с теплыми оттенками меха, брошенного позади Меншикова. Обогащают общий колорит и холодные оттенки: голубоватые рефлексы на стене под окном, изжелта-белые свисающие с подоконника ледяные сосульки, голубовато-серая юбка Александры, серое кружево на одежде Марии и, наконец, голубая белизна книги.

Чем больше вглядываешься в картину, тем полнее воспринимаешь богатство её цветовой гаммы. Художник подчеркивал звучание цветовых оттенков. Он не преследовал цели иллюзорно копировать натуру, а старался раскрыть ее цветовые и пластические качества.

Благодаря совершенству композиционного и живописного решения до зрителя донесена большая человеческая драма.

Ценители полотна Сурикова «Меншиков в Берёзове» могут заказать копию картины, написанную маслом на холсте, а так же обсудить детали, сроки и стоимость работы художника.

Оставляйте свои комментарии